Граждане Российской Федерации в Республике Армения

cold-warАвтор статьи: Григорьян Г.В.

 

 

I.  Изменение политической карты мира после холодной войны

II.  Изменение идеологической карты мира. Качественные изменения в соотношении классических и неклассических трендов.

III.  Роль идеологии в международных отношениях и мировой политике в период после холодной войны

IV.  Борьба между идеологиями.

V.   Идеологическая база внешнеполитического курса РФ

 

 

 

Изменение политической карты мира после холодной войны.

Окончание холодной войны и последующий за этим окончанием распад блоковой системы сделало возможным вновь рассматривать мировую политическую систему с точки зрения взаимодействия национальных государств, имеющих и отстаивающих свои интересы согласно установленным внешнеполитическим приоритетам. Данный сценарий предполагал образование нового многополярного мира, объединяющего в себе новообразованные державы. Ликвидировался глобальный раскол времен холодной войны в информационной, торговой, экономической, культурной сферах.

Таким образом, в начале 90-ых. гг. политическая карта мира подверглась кардинальным трансформациям. Распад СЭВ, ОВД дал начало процессу становления бывших участников блоковых структур в качестве самостоятельных акторов в европейской и мировой политике. Одновременно Распад СССР, изменивший геополитическую и геостратегичесую ситуацию в евразийском пространстве, явился катализатором формирования   новых суверенных государств – носителей своих своеобразных национальных интересов и внешнеполитических курсов. Появление новых участников международных отношений также вызвало некоторое изменение и в содержании баланса сил локального характера.

Распад биполярной системы вызвал и изменения в Европе – объединение Германии, болезненный распад Югославии – ставших определяющими в укреплении политики европоцентризма и самостоятельной политики ряда государств Европы. Завершение холодной войны вызвало своеобразные геополитические и экономические трансформации в АТР – поиск новых путей развития Японией и в частности Китаем превратили последнего в новый «полюс» мировой системы. Другим результатом окончания холодной войны стало возрастание тенденции регионализма, в том числе и экономического: интеграция ЕС, взаимодействие стран-членов АСЕАН и проч., укрепили существующие региональные политические образования, придав новый статус в международной системе. Однако стоит подчеркнуть, что гипотетическая фрагментация мира на цивилизационные блоки, предсказанной С. Хантингтоном не представляется реальной в силу отсутствия закрепляющих сил, институтов, способных конкретизировать свою цивилизационную направленность, тем более обрести весомую политическую силу. Тот же радикальный исламский фундаментализм не имеет общего центра действия или же совместно принятого «плана действий».

Если говорить в общем, то после окончания холодной войны и сложившейся уникальной ситуации США оказались «вне конкуренции», что позволило Вашингтону осуществлять более наступательную политику. Ранний этап постблоковой системы характеризовался геополитическим и экономическим преобладанием США на мировой арене. Попытки РФ, КНР и стран ЕС отстоять автономию своих действий оказывались успешными, однако в целом, на глобальном уровне они не могли полноценно соперничать с Вашингтоном.

Более позднее, во второй половине 90-ых гг. сформировалась система отношений нового типа — отношений между государственными и негосударственными субъектами МО. Следует выделить основные характеристики и особенности данной системы: размывание границ внешней и внутренней политики; изменение объекта международного взаимодействия (от поведения государств по отношению друг к другу к вопросам внутренней политики стран, затрагивающих демократические преобразования и защиту прав человека); возникновение нового инструмента международного регулирования в виде так называемых гуманитарных операций. Подобные сценарии развития выявили усиление и дальнейшую централизацию новых участников МО, таких как неформальные организации (G7 (G8), ТНК и др).

 

Изменение идеологической карты мира. Качественные изменения в соотношении классических и неклассических трендов.

С окончанием холодной войны идеологизация МО также претерпела некоторые трансформации. Логическая борьбы бывших антагонистов не была завершена. На смену идеологическому противостоянию либерализма и коммунизма постепенно пришло убеждение в господстве и безальтернативности  идеологии политического и экономического либерализма, доминирования западной модели экономики, неразрывно связанной с ходом процесса глобализации. Победа идеологии одной из сторон не доказывала уход идеологии как явления МО вообще, это лишь означало, что идеи победившей или менее пострадавшей стороны начнут приобретать доминирующие позиции в глобальном и экономическом аспектах МО и МП. Однако помимо идеологии либерализма (неолиберализма) на идеологической карте появились новые проявления идеологии различного характера (религиозные, социокультурные, неполитические и проч.), которые играют заметную роль в постблоковый период.

Классические идеологии  после окончания холодной войны подверглись качественной модернизации, так появились неоконсерватизм, неореализм, неолиберализм, и т.д.  Одновременно в различных уголках мира начали заявлять о себе идеологии маргинальные и менее широко распространенные, которые получили «свободу действий» после распада блоковой системы.

Таким образом, наметились качественные изменения в соотношении классических и неклассических идеологий.

Так неореалисты настаивали на осуществления исследований МО из анализа целостного мира, а не отдельных государств, являющихся отдельными элементами. Несмотря на приверженность неореалистов ряду классических принципов, существуют заметные различия: неореалисты сторонники использования комбинированной силы, рассматривают МП как целостную систему, функционирующей в соответствии с определенными законами. Структура международной системы не сводится в сумме взаимодействий акторов, а является самостоятельной системой, способной навязать государствам свои особенности.

Страницы: 1 2 3